Показать меню
03 июн 09:16Политика

«Пузыри» НАТО в Черноморском регионе: американо-польский подрывной доклад

«Пузыри» НАТО в Черноморском регионе: американо-польский подрывной доклад

Мы продолжаем обзор доклада (часть 1) американского Центра анализа европейской политики (СЕРА) «Один фланг, одна угроза, одно присутствие. Стратегия для Восточного фланга НАТО» бывшего командующего американских сухопутных войск в Европе генерала Бена Ходжеса и бывшего военного атташе США в Польше, отставного полковника Рэй Войчика.

Основная стратегическая идея доклада — создать единое передовое присутствие НАТО на Восточном фланге — территории стран Северной, Центральной, Восточной Европы, входящих в НАТО или состоящих в партнерах организации. Для этого, полагают авторы доклада, бóльшее внимание необходимо обратить на «большой» Черноморский регион, который включает в себя еще территорию Западных Балкан, Восточное Средиземноморье и Южный Кавказ (Закавказье). В настоящее время в отличие от региона Балтийского моря, где НАТО имеет «расширенное передовое присутствие», в Черноморском регионе НАТО использует «специально разработанное передовое присутствие» (tFP). По мнению авторов доклада, подобный многоуровневый подход создает определенную степень непоследовательности вдоль Восточного фланга, фактически отдавая инициативу в Черноморском регионе России. Поэтому наряду с «укреплением потенциала сдерживания и обороны в регионе Балтийского моря», НАТО необходимо еще усилить свое присутствие «в более широком Черноморском регионе». Авторы доклада «Один фланг, одна угроза, одно присутствие» предлагают поднять приоритет Черноморского региона в стратегии НАТО на Восточном фланге, разработать стратегию для «большого Причерноморья», которая поставит Черное море в центр геостратегической карты НАТО.

* * *

В докладе «Один фланг, одна угроза, одно присутствие» утверждается:

«Во многих отношениях Черноморский регион имеет для Москвы еще бóльшую стратегическую ценность, чем регион Балтийского моря. Россия рассматривает Черное море как „стартовую площадку“ для своих дестабилизирующих операций в Сирии и ее военно-морских операций в Восточном Средиземноморье. Она [Россия] более охотно применяет силу в Черноморском регионе, чем где-либо еще вдоль Восточного фланга, особенно против трех прибрежных стран, не входящих в НАТО [Украина, Грузия, Молдова], что демонстрируется продолжающейся милитаризацией Крыма и войной на востоке Украины. Она [Россия] продолжает почти три десятилетия оккупацию примерно двенадцати процентов суверенной молдавской территории в Приднестровье, занимает более двадцати процентов территории Грузии в Абхазии и Южной Осетии и дестабилизирует Западные Балканы и Южный Кавказ, пытаясь вбить клин между Турцией и остальным Альянсом. Растущий военный потенциал России в Сирии окружил Турцию — крупнейшего члена НАТО в регионе, и ее [России] усилия по проникновению и дестабилизации также угрожают Турции массовым притоком беженцев из Идлиба».

Россия использует Черноморский регион для проецирования силы на близлежащие театры, включая Юго-Восточную и Центральную Европу, Восточное Средиземноморье, Кавказ, Ближний Восток и Балканы. Москва, утверждают в докладе, также предусматривает создание оперативного коридора для перемещения своих вооруженных сил между Каспийским, Азовским, Черным и Адриатическим морями.

Регион большого Причерноморья, как платформа для военных операций России на Ближнем Востоке, в Восточном Средиземноморье, на Кавказе и на Балканах, представляет собой прямую угрозу американским интересам.

Возможности России в Черноморском регионе. «С 2014 года Россия приступила к крупному наращиванию военной мощи на Крымском полуострове и северо-восточном побережье Черного моря. Это «укрепление» Крыма и окружающих его морских пространств имеет прямые последствия для Украины и прибрежных членов НАТО — Румынии и Болгарии. Российские силы теперь превосходят военно-морские, воздушные и дальние ударные возможности других черноморских прибрежных государств, включая Турцию.

Российские сухопутные войска превышают 11 тыс на украинском Донбассе и 28 тыс в Крыму. В Крыму Россия создала «самодостаточную военную группировку», состоящую из дивизии ПВО, авиационной дивизии, военно-морской базы и армейского корпуса».

«После распада Советского Союза Черноморский флот пережил два десятилетия крутого спада, используя в своем составе лишь несколько стареющих судов. В 2015 году, после шести лет военной реформы, Москва начала размещать на Черноморском флоте новейшие надводные суда и подводные лодки, наряду с массивным наращиванием батарей ракет противовоздушной и береговой обороны. Более способный и уверенный Черноморский флот вошел в Средиземное море, чтобы поддержать успешное вмешательство России в поддержку режима Асада в Сирии».

Авторы доклада утверждают: «Черноморский флот является наиболее оперативно и тактически способным из четырех основных российских флотов».

На Кавказе Москва наращивает военный контингент на своих базах: 102-я база в Армении, 7-я база в Абхазии и 4-я база в Южной Осетии. Все они интегрированы в Южное военное командование Вооруженных сил России.

В 2018 году Кремль инициировал «мягкую» аннексию ранее не оспариваемой морской зоны Украины в Азовском море, одновременно контролируя движение между Азовским и Черным морями через Керченский пролив.

Дополнительным элементом силы является российская Каспийская флотилия, которая значительно расширила свои возможности. Корабли из этой флотилии были развернуты в Азовском море после прохождения через Волго-Донской канал.

Российские «жесткие» и «мягкие» силы в большом Причерноморье взаимосвязаны. Трубопроводная политика Москвы предполагает заключение выгодных соглашений с ключевыми союзниками по НАТО и испытание единства союзников в энергетической сфере. Москва продвигает газопровод «Турецкий поток», чтобы укрепить зависимость государств Юго-Восточной Европы и задушить Украину как страну-транзитера газа. В Болгарии Россия обладает энергетической монополией на поставки газа, проводит масштабную и интенсивную пропагандистскую кампанию и оказывает значительное политическое влияние. По сути, энергетические сделки с Россией деградируют фундамент политической солидарности, на основе которой была создана НАТО.

В случае с Украиной даже без единого выстрела Москва могла бы экономически задушить значительную часть юго-востока Украины и вызвать дополнительную внутреннюю нестабильность. В результате российского контроля над Керченским проливом Мариуполь потерял до 30 процентов своего транспортного флота и нарушил контракты с иностранными клиентами, включая Соединенные Штаты.

Москва также стремится контролировать порт Джурджулешты на Дунае в Молдове. Ранее она пыталась купить порт через российских или пророссийских инвесторов. Россия уже имеет доступ к стратегическому аэропорту — бывшей советской авиабазе в Приднестровье, а через Avia Invest контролируют аэропорт Кишинева. Эти центры могут быть использованы для обеспечения линий коммуникаций и для поддержки российских военных наступлений в регионе, например, в сторону Одессы. В Черном море Москва приобрела от Украины несколько буровых платформ и установила на них радары и другие военные возможности.

Давление и влияние России подорвали два других крупных стратегических энергетических и инфраструктурных проекта — газовый проект Neptun Deep Румынии и грузинский глубоководный порт Анаклия. Отсрочка строительства порта в Анаклии задерживает развитие инфраструктуры Грузии, в том числе автомобильных, железных дорог, логистических центров и аэропортов.

Дополнительным вызовом для России было бы успешное продвижение соседних стран, таких как Украина и Грузия, в проведении реформ, которые соответствуют критериям для вступления в ЕС и НАТО. В конечном итоге это может разрушить обоснование и легитимность «Путинского режима».

* * *

НАТО имеет превосходство в военно-морских силах в Балтийском море, Средиземном море и в Атлантике. НАТО осуществляет контроль или потенциальный контроль над ключевыми морскими проливами Европы, например, над Гибралтаром, турецкими проливами, Датским проливом и др.

В случае конфликта, НАТО будет стремиться к быстрому установлению «контроля над морем» — осуществления «всего спектра операций, на которые она способна в пределах и из этого района», путем доминирования над подводными, надводными, воздушными и электронными доменами — в Атлантическом океане, Средиземном море и Балтийском море.

Но на Черном море использование НАТО жесткой силы сталкивается с проблемой. Доступ к Черному морю регулируется Турцией в соответствии с положениями Конвенции Монтрё. Из-за Монтрё Москва почти всегда будет иметь численное преимущество на Черном море. Монтрё по общему признанию создает проблемы планирования, но это не главное препятствие.

«Вопрос о проливах» [Босфор и Дарданеллы] остается фундаментальным: является ли черноморская часть международных вод «русским озером», «турецким озером» или «натовским озером». Кажется, что ответом является «договоренность о кондоминиуме» между Россией и Турцией — странами с самым мощным военно-морским потенциалом в регионе. В последние десятилетия военно-морской флот Турции был выдающейся военной силой в регионе. У Анкары все еще есть последнее слово в вопросе доступа через проливы. Но превращение Россией Крыма в вооруженную крепость — «Калининград на Юге» — и усиление ее Черноморского флота сместили региональный баланс сил в пользу Москвы.

Первое. НАТО необходимо разработать более всеобъемлющий план обороны Черноморского региона, аналогичный тому, что он уже выполнил для Балтийского региона. Этот план также повлечет за собой учения и корректировки плана, а также обеспечит требования, необходимые для повышения военной мобильности. Такая программа подчеркнет стратегическое значение Черноморского региона для безопасности НАТО и США и привлечет внимание политиков США.

При правильной интеграции и подготовке в большом Черноморском регионе, НАТО получит возможность добиться «отказа в море», не позволяющего Черноморскому флоту России использовать определенные участки моря для своих целей. Установление «контроля над морем» — это когда НАТО сможет использовать все международные воды Черного моря для своей собственной деятельности, одновременно отказывая России в такой же возможности.

Эффективное противодействие российскому Черноморскому флоту потребует поддержки нескольких аспектов жесткой силы. К ним относятся: модернизированные военно-морские возможности, противокорабельные системы, увеличенные ПВО/ПРО системы, использование морских беспилотных систем (БПЛА) и объединенная штаб-квартира (HQ) в регионе — или, по крайней мере, совместный многонациональный разведывательный центр, который сосредоточится на регионе Черного моря.

Суда НАТО на регулярной основе и на условиях конвенции Монтрё посещают Черное море. Постоянные морские группы НАТО (SNMG) являются морскими формированиями Северо-Атлантического союза, выполняющими широкий спектр морских миссий. Исторически SNMG-2 была ответственной за патрулирование в Черном море и Восточном Средиземноморье. С 23 марта 2020 года три судна из SNMG-2 патрулировали Черное море, одним из них был турецкий фрегат.

Работая в пределах ограничений Монтрё, НАТО должна в качестве приоритета поддерживать эффективное круглогодичное присутствие своих военно-морского сил «неприбрежных государств» в Черном море. Морские силы НАТО увеличили свое присутствие в Черном море в 2016 и 2017 годах с 80 дней в году до 120 дней в 2018 году, но снова сократили в 2019 году.

На Черном море необходимо создание «пузырей» НАТО A2/AD, т. е. создание зон закрытия доступа для российского Черноморского флота, российской авиации и российских крылатых и баллистических ракет. Для защиты западного побережья Черного моря возможности НАТО должны включать беспилотные морские системы, наземные системы в Румынии, в том числе противокорабельные ракеты, беспилотники и штурмовую авиацию. Несколько стратегических точек вокруг Черного моря должны быть усилены в военном отношении и служить военными узлами, которые могут включать Одессу и дельту Дуная.

Хотя периодическое патрулирование НАТО и отдельных стран-союзников важно, НАТО необходим последовательный подход к постоянному морскому присутствию в Черноморском регионе. НАТО должна рассмотреть пути превращения периодического патрулирования Черного моря в штатную Черноморскую полицейскую деятельность (BSMP), аналогичной миссии «воздушной полиции» НАТО по Балтийскому и Черноморскому морям, работающей 365 дней в году.

Возможности союзников НАТО в Черноморском регионе: Турция давно является ведущим членом НАТО в регионе. В Турции в Измире размещена штаб-квартира НАТО. Турция обладает крупнейшей и наиболее способной военной силой НАТО в регионе. Военно-воздушная база США в Инджирлике, Турция, является важной платформой для проецирования силы авиации США и союзников. Базирование здесь сосредоточено на миссиях на Ближнем Востоке, но оно может также поддерживать операции в регионе Большого Причерноморья. Турция по-прежнему располагает критически важными радиолокационными возможностями TPY-2 для противоракетной обороны региона.

Румыния стала главным региональным центром НАТО. НАТО и США сосредоточили свои усилия на создании в Румынии объектов, военно-морского присутствия, командования миссиями и сбора разведывательных данных. Новые штаб-квартиры в регионе — все расположены в Румынии.

Авиабаза «Михаил Когелничану» (MK) недалеко от Констанцы, Румыния, на побережье Черного моря, является ключевой платформой в регионе для обеспечения доступа, проецирования силы и сдерживания. База обеспечивает американское присутствие в Румынии, Болгарии, Молдове, Украине и Грузии.

Болгария имеет ограниченные военно-морские возможности в Черном море. Но Болгария сделала шаги к скромным инвестициям в свой военно-морской флот. В апреле 2016 года правительство Болгарии утвердило программу закупок на $ 1,14 млрд новых самолетов и военных кораблей, включая два современных многофункциональных корвета германской постройки и восемь современных многоцелевых истребителей F-16 Block 70. В 2018 году София также завершила программу модернизации своего флота истребителей МиГ-29 российского производства.

Военное строительство Украины ориентировано на сушу, но ее военно-морская стратегия 2019 года концентрируется на наращивании потенциала для реагирования на морские угрозы, определяя приоритеты для развития эффективного военно-морского потенциала в три этапа к 2035 году. Украина будет развивать у себя москитный флот.

Союзники и партнеры НАТО должны также инвестировать в морские транспортные коридоры между румынскими и грузинскими портами, а также между Черным и Каспийским морями, превращая Одессу в центр свободной торговли ЕС, повышая потенциал соглашения о свободной торговле между ЕС и Украиной и улучшая мощности для коммерческих перевозок по реке Дунай и через дельту Дуная.

НАТО также должна провести стратегическую оценку транспортных мощностей Дуная и того, могут ли река и дельта постоянно повышать военную мобильность НАТО. Река Дунай уже продемонстрировала значительные возможности для транспортировки тяжелой техники в Черноморский регион и особенно в Румынию.

Мультимодальная инфраструктура, спонсируемая ЕС, может соединить Восточный фланг НАТО с Молдовой и Украиной, в которой пропускная способность Дуная для коммерческих перевозок будет значительно увеличена. Дунай предлагает полезное временное решение, которое должно быть полностью изучено. Необходимо также разработать планы на непредвиденные обстоятельства для защиты дельты Дуная и предотвращения подрывной российской деятельности в прибрежных районах, включая попытки блокировать или саботировать проход через Дунай в Черное море. Три десятилетия после распада Советского Союза Комиссия по Дунаю продолжает включать Россию в качестве члена на том основании, что Россия является правопреемником Советского Союза. Такое сомнительное членство должно быть пересмотрено, когда это возможно, чтобы предотвратить потенциальные блокирующие «правовые действия» Москвы, которые могут повлиять на районы, жизненно важные для экономической безопасности Восточного фланга НАТО.

Экономические связи на Черном море должны также включать развитие глубоководного порта Анаклия в Грузии, который может стать надежным, безопасным и экономически эффективным шлюзом между Европой и Азией, который сведет на нет монополизацию России и Китая и обеспечит полное использование Кавказского транзитного коридора.

Вашингтон может проводить более настойчивую политику в поддержку вступления в НАТО Украины и Грузии. Это продемонстрирует, что давление России не лишает их права участвовать в НАТО, и что любая страна имеет право выбирать свои политические альянсы и альянсы в сфере безопасности. Здесь могут быть предприняты различные промежуточные шаги для приведения их вооруженных сил в соответствие со стандартами НАТО, включая расширение обмена разведданными, морское сотрудничество и оказание военной медицинской помощи.

Укрепление потенциала Украины. Соединенные Штаты должны решительно поддержать намерение НАТО предоставить Украине статус партнера с расширенными возможностями (EOP) в знак признания ее стратегической важности и существенного прогресса в обеспечении взаимодействия с силами НАТО.

Киеву может быть оказана помощь в интеграции его морской стратегии с более широкой черноморской стратегией НАТО с инвестициями в военно-морскую инфраструктуру в Одессе.

США также могут предоставлять различные суда в обмен на аренду портовых сооружений для ВМС США в Одессе. Это могут быть лодки Mark V, оснащенные ракетами Hellfire и противокорабельными ракетами Harpoon, которые могут быть доставлены воздушным транспортом в Мариуполь и Бердянск на Азовском море.

Укрепление потенциала Грузии. НАТО должна активизировать сотрудничество в области обороны с Грузией и продолжать развивать ее национальные возможности в области обороны и сдерживания. Грузия сохраняет за собой особый статус в отношениях с Северо-Атлантическим союзом через Комиссию НАТО-Грузия (NGC) и существенный пакет НАТО-Грузия (SNGP). Северо-Атлантическому союзу следует пересмотреть существующие области сотрудничества в рамках этих программ и обеспечить их соответствие текущим и возникающим российским угрозам. НАТО также должна поддержать модернизацию и улучшение инфраструктуры на военном аэродроме Вазиани, что может способствовать совместным учениям, сотрудничеству и операциям. Грузию также следует рассматривать в качестве альтернативы для размещения следящего радара Северо-Атлантического союза TYP-2 для ПРО в случае, если в будущем эта возможность не будет находиться в Турции.

Резюме рекомендаций доклада по Черноморскому региону

Инициатива в Черноморском регионе:

— осуществить и улучшить комплексное оборонное планирование: разработать более комплексный план обороны Черноморского региона, аналогичный таковому для региона Балтийского моря;

— создать общую рабочую картину (COP) для воздуха, моря и суши в Большом Причерноморье: совершенствовать морскую разведку, наблюдение и рекогносцировку (ISR) для создания части более полной и общей картины региона и для включения региона Черного моря в Центр ситуационной осведомленности;

— укрепление Румынии. Будучи центром притяжения регионального сдерживания НАТО, Румыния нуждается в значительном военном укреплении путем улучшения дорожной и железнодорожной инфраструктуры и создания региональной архитектуры командования и управления союзников;

— улучшить возможности, чтобы получить инициативу в Черноморском регионе;

— создать A2/AD (Anti-Access/Area Denial) зоны («пузыри») НАТО: усилить оборону западного Черного моря с помощью беспилотных морских систем и наземных систем в Румынии, в том числе с использованием противолодочных ракет, беспилотных летательных аппаратов и штурмовой авиации;

— проводить миссии по охране порядка на море: разработать миссию по охране порядка на море (BSMP) с постоянным присутствием в Черном море военно-морского флота НАТО каждый день в году;

— улучшить возможности ISTAR (разведка, наблюдение, обнаружение целей и рекогносцировка) в Румынии;

— инвестировать в кибер-возможности Румынии: поддерживать высокий потенциал кибер безопасности Румынии за счет расширения партнерских связей с США и обмена технологиями;

— продвигать экономическое развитие: инвестировать в экономический потенциал Черноморского региона, чтобы улучшить условия региональной безопасности для союзников и партнеров.

Поддержка партнеров НАТО

— План действий по членству в НАТО для Грузии и Украины: Вашингтон должен проводить более настойчивую политику в поддержку членства в НАТО для Украины и Грузии;

— укреплять возможности Украины: США должны оказывать большую поддержку военно-морскому флоту Украины; Украина должна производить или приобретать средства, необходимые для того, чтобы успешно противостоять будущему наступлению России; российским военно-морским судам должен быть запрещен вход в порты стран НАТО;

— укреплять потенциал Грузии: НАТО следует активизировать сотрудничество с Грузией в рамках существующих инициатив и поддержать модернизацию и улучшение инфраструктуры на военном аэродроме Вазиани.

(продолжение следует)

Первая часть обзора: «Восточный фланг» НАТО против России от Арктики до Кавказа: доклад СЕРА

Дмитрий Семушин
Все публикации автора

По материалам: eadaily
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Лента новостей
Минск готов обсуждать ситуацию в стране с иностранными партнерами21:16Лучше ожиданий: ВВП России упал на 8,5% во втором квартале20:48Друг Губки Боба собирается стать звездой собственного шоу20:32Лавров заявил о росте количества кибератак из Германии20:00Звезда "Зачарованных" считает, что из-за COVID-19 начала терять волосы18:32Три российских дипломата с семьями покинули Словакию18:16Президент Афганистана ​​подписал указ об освобождении последних 400 талибов18:00Компании получат льготные кредиты на цифровую трансформацию17:32Россотрудничество сменит название17:16СП ВТБ и Ростелекома внедряет первую универсальную платформу геоаналитики17:00Чехия выступила против размещания у себя американских военных16:00Клим Шипенко планирует снять комедию с Буруновым и Харламовым15:32В МИД Германии жестко ответили на угрозы США из-за "Северного потока — 2"14:48Гормон окситоцин поможет противостоять остеопорозу14:32Глава МИД Германии ответил на вопрос о кибербезопасности14:00Манипуляции, популизм, лукавство: Донбасс о предложении Кравчука13:48Театр Маяковского откроет новый сезон в сентябре13:32Во Флоренции предлагают возродить продажу вина через «винные окошки», изобретенные в XVI веке13:00